Какие нефриты есть в бурятии

История, добыча и реализация нефрита в России

Какие нефриты есть в бурятии

В этой статье:

  • Немного истории
  • Нефрит Бурятии
  • Экспорт нефрита в Китай

Где добывают нефрит в России? Основные месторождения найдены в Восточной Сибири. В настоящее время здесь находятся четыре района с богатым содержанием нефрита. Это Западно-Саянский, Восточно-Саянский, Джидинский и Витимский.

Улан-Ходинское месторождение, Восточный Саян, Россия

Также известны месторождения в Заполярном Урале, на Сахалине и Камчатке. Запасов сырья в России предостаточно, но большая его часть экспортируется в Китай.

Немного истории

Российские месторождения нефрита были открыты в Восточных Саянах в начале XIX века. Хотя местные народы (сойоты) украшали наряды зелеными камнями с незапамятных времен. Нефрит был здесь известен еще с периода неолита: его находят в могильниках самых разных племен.

В 1821 году на реке Онот учитель иркутской гимназии Щукин нашел кругляши нефрита. Находку он вместе с письмом отправил в Санкт-Петербург. Там на донесение учителя из провинции мало кто обратил внимание.

Нефрит по-прежнему экспортировался из Китая по тысяче рублей за пуд. Лишь когда донесений о залежах нефрита перевалило за десяток, в Восточную Сибирь был командирован чиновник особых поручений В. Г. Пермикин.

В 50-х годах прошлого века Пермикин привез из Саян около 700 пудов нефрита. Запасы перевозили только зимой по льду, летом это было невозможно. Спустя десять лет изделия из нефрита демонстрировались на выставках в Лондоне и Париже. До конца XIX века были открыты другие месторождения в Восточной Сибири.

В 1896 году геолог Леонард Ячевский обнаружил месторождение в долине реки Хара-Желге. Он занимался поисками месторождений нефрита в верховьях рек Китой, Онот, Урик и Белая. На берегу реки Онот им обнаружен валун, который позже получил название «генеральский камень».

Из него хотели изготовить саркофаг покойному императору Александру III. Но камень не понравился вдове: нефрит показался ей чересчур темным. Впоследствии этот валун распилили на куски нелегалы-старатели.

До 1900 года было добыто не так много камня, около 80 тонн. Рекордное количество нефрита добыл предприниматель из Иркутска Иоганн Шнелле, его фирма продала около 90 тонн нефрита. Он занимался поисками нефрита и после революции в качестве геолога Бургосстроя. Ему принадлежит открытие камня на ключе Безымянном (впадает в реку Онот).

До 1939 года в СССР было добыто около 70 тонн нефрита. В 1937 году было открыто крупнейшее Оспинское месторождение. В 1939 году добыча прекратилась. Вплоть до 1965 года официально в Советском Союзе нефрит не добывался.

В этом году было открыто Улан-Ходинское месторождение, где находят яблочно-зеленый нефрит. В 1973 году было открыто Хамархудинское месторождение с нефритом дымчато-серого цвета, который содержит серу и зеленоватые оттенки. В 1974 году открыто россыпное месторождение Болдоктинское, а в 1977 году — Харгатинское.

До 1978 года камень добывался на шести рудниках. В 1978 году геологи, добывавшие нефрит, сделали неожиданное открытие. В Витимском районе были обнаружены запасы белого нефрита. Он образуется совершенно по другому принципу, чем зеленый.

Белый нефрит образуется в осадочных поликарбонатных породах, богатых магнием, и в породах полностью отсутствует железо. Считалось, что залежи белого нефрита встречаются только в Китае, открытие их в СССР было революцией в разведке нефрита.

Примечательно, что до конца 80-х годов считалось, что открытие белого нефрита представляет чисто геологический интерес. То, что самоцвет может принести миллионы долларов прибыли, поняли лишь в 90-х. К сожалению, эти деньги не пошли в бюджет государства. Большая часть прибыли от добычи и реализации достались частным структурам.

Нефрит Бурятии

Бурятию называют кладовой самоцветов. И не в последнюю очередь за то, что здесь находится большинство месторождений нефрита. 90 процентов нефритов добывается здесь — из 16 месторождений России 13 сосредоточены в этом крае. За последние 20 лет добыча нефрита возросла в 18 раз.

Крупные месторождения нефрита

На севере Бурятии на границе с Забайкальским краем были обнаружены запасы редких цветов: красного, белого, голубого нефрита. Лучшими являются Кавоктинское, Голюбинское и Оспинское месторождения. В последнем добывается камень с эффектом кошачьего глаза яблочно-зеленого цвета. Такой оттенок наиболее ценится в Европе.

Залежи нефрита сосредоточены в пяти районах Бурятии: Муйском, Баунтовском, Закаменском, Тункинском и Окинском. В Муе и Баунте известны три месторождения белого нефрита.

В XXI веке продолжается открытие месторождений нефрита. Так, открыто Хойтинское месторождение на реке Ципе и Удоканское на реке Калар.

Примечательно, что в Бурятии существуют районы, месторождения нефрита в которых изучено не до конца. Так, есть предположения, что существует месторождения по реке Боксон у левого притока реки Оки. Полностью не разведана западная часть Восточных Саян. Многие районы являются труднодоступными и добраться туда можно лишь на вертолете.

Экспорт нефрита в Китай

Экспорт нефрита в Китай начался еще в 1930 году. Делегация из Поднебесной придирчиво выбрала из предложенных пяти тонн 800 килограммов камня лучшего качества. За время существования СССР нефрит не раз экспортировался в Поднебесную, но продажи носили эпизодический характер вплоть до конца XX века.

Нефрит — это национальный камень Поднебесной. Каждая семья в стране стремится, чтобы в доме было украшение из нефрита, так как считается, что самоцвет дарует долголетие и богатство. Китайцев больше миллиарда, а добычи нефрита нет. Все месторождения закрыты, на добычу введен мораторий. В Поднебесную нефрит экспортируется из многих стран, и не в последнюю очередь — из России.

Особенно китайцы ценят нефрит белых оттенков. За килограмм камня ювелирного качества белого цвета они готовы платить тысячи долларов. Стоимость особо ценного сорта серо-белого цвета может доходить до десяти тысяч долларов. Неудивительно, что предприниматели из Китая начали скупать нефрит в России в конце 90-х. В начале двухтысячных экспорт камня из Бурятии составлял почти сто процентов.

Экспортные цены на нефрит были значительно занижены. На многих месторождениях добыча велась нелегально варварскими методами, с применением динамита и пороха. Скупкой нелегального нефрита занимались китайцы. Власти Бурятии пытаются пресечь незаконную добычу и снизить количество экспорта.

Самый лучший путь — производить изделия непосредственно в Бурятии и других регионах России. Ведь множество изделий из нефрита закупает опять-таки Россия в Китае.

Рекомендуем похожие статьи

Источник: https://okaratah.com/podelochnye/nefrit/gde-dobyvayut-nefrit-v-rossii.html

Добыча нефрита в Бурятии – кто богатеет?

Какие нефриты есть в бурятии

Когда Михаил Ломоносов в далеком 18 веке говорил о том, что могущество России будет прирастать Сибирью, вряд ли он имел в виду именно то, что происходит с природными богатствами сибирского региона сегодня.

Не так давно в редакцию нашего портала поступило обращение от предпринимателей Прибайкалья, которые настойчиво предложили нам обратить внимание на откровенно хищническое и беспардонное разграбление региона.

Не сказать, чтобы это стало для нас новостью: текущие реалии, к сожалению, не оставляют сомнений в колониальном отношении федерального центра к Прибайкалью. Однако чем больше мы вглядывались в отдельные аспекты этой темы, тем чаще журналистский коллектив посещало ощущение нереальности происходящего.

Здравый смысл настаивал на том, что такого быть не может, потому что не может быть никогда. Однако факты, документы, судебные решения и свидетельства очевидцев говорят об обратном.

Сегодня мы расскажем лишь небольшую часть от ставших известными нам событий, и постараемся наметить общую канву повествования.

Темой же для беседы станет нефритовый камень – события вокруг добычи которого с середины 2000-х годов стали одной из основных тем как в репортажах СМИ, так и в сводках правоохранительных органов.

***

Для начала стоит немного рассказать о нефрите, как таковом. Дело в том, что до определенного момента этот полудрагоценный камень не представлял для государства и внутреннего, российского потребителя, особого интереса.

Все изменилось с развалом СССР и возросшим туристическим и бизнес-потоком граждан КНР в Прибайкалье: с удивлением для себя сибиряки выяснили, что за нефрит китайцы готовы платить более чем серьезные деньги.

Так как полноценной инфраструктуры по добыче нефритового камня после развала СССР фактически не стало, то естественным образом этой темой стали заниматься частные лица и артели.

Государство не снимало с себя вопроса контроля за добычей нефритового камня, однако до определенного этапа напрямую в процесс не вмешивалось. Выдавало лицензии, отводило участки для геологоразведки и добычи полезного ископаемого, однако самостоятельно добычу камня практически не вело.

Вероятнее всего, потому, что на фоне иных полезных ископаемых, которыми так богата Россия, потенциальная доходность от нефритовой темы казалась не столь значительной.

Во всяком случае, пока не возникало никаких проблем с добычей и экспортом нефти и газа, государственным корпорациям было, чем заняться, помимо добычи нефритового камня в нескольких районах Бурятии.

Однако в какой-то момент представители крупного бизнеса из Центральной России начали проявлять более, чем пристальное внимание к нефритовой отрасли, и как ответ этой экспансии, стал развиваться «черный рынок» нефритового камня – лишившись возможности легального заработка в этой сфере, многие из добросовестных предпринимателей стали заниматься нелегальной добычей нефрита, будучи вытесненными со своего традиционного рынка.

Однако же оставались и организации, которые в установленном законом порядке были наделены правом на добычу нефрита. В числе последних на протяжение без малого 15 лет главенствующую роль занимала национальная эвенкийская община «Дылача», история которой в свое время всколыхнула всю страну и подробно освещалась федеральными СМИ.

Если отбросить шелуху, то дело обстояло следующим образом. Эвенкийской общине на общих основаниях были выделены участки под добычу нефрита, чем она успешно и занималась.

Не имея альтернативных источников дохода, представители общины нашли свою нишу на рынке, и существовали фактически автономно, в отличие от многих национально-культурных общин, не требуя дотаций от государства. Однако с начала 2012 года у общины начались проблемы: некоторые внутренние разногласия, вовремя поддержанные внешними интересантами, породили целый ряд проблем.

Например, уголовное дело о якобы имевшем место хищении 20 тонн нефритового камня: по мнению следствия, он был добыт с нарушением закона. Камень был изъят, техника арестована, а деятельность общины парализована.

Казалось бы, что изменилось именно в 2012 году, и почему внезапно возникло столь пристальное внимание со стороны правоохранительных органов к бизнесу эвенков? Ответ прост: окончательно оформилась структура «Русской нефритовой компании», коммерческой организации с участием государственной корпорации Ростехнологии. Что именно послужило причиной для возникновения интереса к местечковой, по сути своей, теме нефритового камня со стороны федерального гиганта, сказать сложно. Возможно, этому были какие-то объективные причины, возможно, это произошло случайно, а может быть, просто потребовалось пристроить кого-то полезного к более-менее прибыльному делу. В целом, это не столь важно: а важно то, что заход «Русской нефритовой компании» на рынок нефрита сопровождался серьезной информационной и силовой поддержкой.

Настолько серьезной, что представители эвенкийской общины «Дылача» в открытую, в письмах на имя Президента России Владимира Путина называли действия дочерней структуры Ростеха рейдерским захватом и просили о помощи в противодействии ему.

Однако помощи на тот момент община не дождалась, в 2013 году была окончательно ликвидирована, а ее имущество поделено между несколькими заинтересованными лицами и структурами.

Никто из участников того громкого дела и не скрывал, что все действия московской организации санкционированы людьми с большими звездами на погонах и сидящими в высоких кабинетах, а потому сопротивляться, по сути, бессмысленно. Так и получилось. «Русская нефритовая компания», проводя максимально агрессивную политику по захвату рынка, не стеснялась в методах.

До сих пор в районах Республики Бурятия помнят о перестрелках, которые представители отдельных ЧОП, обеспечивающих сопровождение объектов Ростеха, устраивали с местными жителями. В некоторые районы, где добыча нефрита шла особенно активно, сотрудники полиции, органов государственной безопасности и следственного комитета выезжали по нескольку раз в неделю.

Местное население не понимало и не хотело понимать, что на их земле нужно заезжим москвичам, которые и название района, в котором находились, не всегда могли вспомнить.

Плюс к тому же вставал и другой вопрос: если сейчас добычу нефритового камня заберут структуры крупной государственной корпорации, на что будут кормить свои семьи те люди, для которых нефритовый бизнес долгие годы был основным источником средств к существованию?

Последней и по-настоящему трагической точкой в истории с общиной «Дылача» стало убийство известного иркутского адвоката Дмитрия Васькова в 2016 году: он был застрелен в Улан-Удэ одним из бывших руководителей ликвидированной эвенкийской общины.

Оставляя в стороне ту сомнительную с морально-этической точки зрения роль, которую сыграл адвокат Васьков в истории с общиной, нельзя не отметить: его убийство было жестом отчаяния со стороны человека, доведенного до крайней точки. Жестом человека, которого не слышали и не хотели слышать.

После того эпизода страсти вокруг нефрита несколько поутихли, потому как, вероятно, до заинтересованных лиц дошло: такими методами в республике работать нельзя. Однако некоторое время назад нефритовая тема получила новое развитие.

Здесь необходимо упомянуть еще об одном, относительно крупном игроке на рынке добычи нефрита: компании «Сибирьгеология».

Основанная при непосредственном участии известного иркутского геолога Александра Секерина в 2002 году, эта организация на протяжение многих лет вела и продолжает вести геологоразведку и добычу нефрита на территории республики Бурятия.

Все официально: по открытым данным, в настоящее время фирма имеет две лицензии на разведку и добычу полезных ископаемых, сроком до 2035 года, и до недавнего времени ничто не предвещало неприятностей. Ровно до того момента, пока на горизонте не появилась организация под названием «ЗГРП».

Расшифровывается эта аббревиатура как Забайкальское горнорудное предприятие: по сведениям, имеющимся в открытых источниках, держателем около четверти акций этой организации является уже знакомая нам по истории с эвенкийской общиной государственная корпорация «Ростех». Что называется, круг замкнулся.

О том, что ЗГРП – это не просто одна из многих десятков фирм, которые делают попытки найти свое место на нефритовом рынке, говорит хотя бы тот факт, что именно ей выделяются лицензионные цчастки под геологоразведку и добычу размером в сотни квадратных километров. В то время, как остальным желающим редко когда достается больше одного квадратного километра. Вполне возможно, что это случайность, однако на таком уровне серьезности вопроса случайности вряд ли возможны.

Как и несколькими годами ранее, структуры Ростеха предпочитают заходить на готовые площадки: на этот раз под прицелом оказались нефритоносные жилы, которые на протяжении многих лет разведывались и разрабатывались «Сибирьгеологией».

При этом, несмотря на многочисленные обращения в государственные и надзорные органы, никаких действий по пресечению происходящего не предпринято.

Не потому ли, что у «ЗГРП» есть могущественный покровитель? Как подобные действия согласуются с законодательством, и почему они стали возможными в современной России – вопрос отдельный, и он обязательно станет темой для отдельного материала, подготовленного нашими журналистами.

Но факт остается фактом: пользуясь административным ресурсом и услугами недобросовестных работников правоохранительных и контрольно-надзорных органов, крупная компания с участием государственной корпорации ведет не просто нечестную конкурентную борьбу, но и занимается откровенным рейдерством, нисколько не стесняя себя в средствах.

Фактически, одна из приносящих республике Бурятия значительную прибыль отраслей сегодня не просто оккупирована крупным бизнесом с московскими корнями – в здоровой конкуренции, как таковой, нет ничего плохо.

Подчеркнем, лишь тогда, когда все конкурирующие стороны действуют в одинаковых условиях: проще говоря, настоящая конкуренция есть лишь там, где есть единство прав и обязанностей.

В нашем же случае этого не наблюдается и близко: пользуясь невероятно лояльным к себе отношением со стороны всевозможных государственных органов, крупный бизнес катком проезжает по конкурентам, уничтожая их не качеством продукции и уровнем развития технологий работы, а административным ресурсом и готовностью идти на откровенные нарушения закона.

На наш взгляд, главным в описанных ситуациях является следующее: является ли подобное поведение АО «ЗГРП» его личной инициативой, допущенной по недосмотру кураторов на федеральном уровне, или же сознательной, планомерной работой государственной корпорации «Ростех»? И если все же это не более, чем эксцесс отдельных руководителей, какие меры и когда будут предприняты со стороны компетентных органов для пресечения этой порочной практики?

Источник: https://irkutsk.news/novosti/11-11-2019/dobycha-nefrita-v-burjatii-kto-bogateet.html

Нефритовое богатство Бурятии

Какие нефриты есть в бурятии

Торговый дом «Ориентал Вэй» относительно недавно приступил к первичному обогащению бурятского нефрита, переработке его в заготовки и полуфабрикаты, а также реализации произведённой продукции на внутреннем рынке и на экспорт. Ремни с нефритовыми пряжками  это как раз таки результат работы фабрики с мастерами.

«Продаются кожаные ремни с нефритовыми пряжками» – такое объявление появилось в бурятском сегменте фейсбука.

И оно не могло не привлечь внимание как тех, кто любит эксклюзивные вещи, так и тех, кто не понаслышке знаком с трудностями добычи нефрита и, главное, ее легализации.

Ведь не секрет, что долгое время отрасль находилась в сфере интересов криминального мира, а изделия из нефрита в Бурятии было сложно не то что приобрести, а просто увидеть.

Торговый дом «Ориентал Вэй» относительно недавно приступил к первичному обогащению бурятского нефрита, переработке его в заготовки и полуфабрикаты, а также реализации произведённой продукции на внутреннем рынке и на экспорт. Ремни с нефритовыми пряжками  это как раз таки результат работы фабрики с мастерами.

Битва с криминалом

Для понимания масштаба незаконной деятельности достаточно вспомнить историю семейно-родовой эвенкийской общины «Дылача», чье руководство c 2006-го по 2012 годы скрыло порядка двух тысяч тонн. По данным МВД Бурятии, ущерб от такой добычи составил более 5 млрд рублей.

А постоянное противостояние между конкурирующими группировками привело к смерти двух добытчиков в Окинском районе Бурятии. Тогда на задержание преступников были брошены лучшие силы МВД Бурятии.

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий было задержано 18 человек, изъято несколько единиц огнестрельного оружия, а также боеприпасы.

С места происшествия доставлено и госпитализировано четыре человека с огнестрельными ранениями различной степени тяжести. На следующий день в местности Китой были обнаружены два трупа.

Стоит только посмотреть на статистику, чтобы понять, какие силы были задействованы в незаконной добыче нефрита: в 2015 году изъято более 155 тонн нефрита, в 2016 – более 28 тонн, в 2018 – более 166. В первом полугодии 2019 года в сфере незаконного оборота нефрита возбуждено три уголовных дела. Из незаконного оборота изъято свыше 14 тонн нефрита.

Закон в помощь

Одновременно с кампанией по борьбе с незаконными добытчиками нефрита были запущены изменения в федеральном законодательстве.

Из-за того, что нефрит не относится к драгоценным камням и, соответственно, его незаконная добыча, хранение и перевозка не являются уголовно-наказуемым деянием, виновные наказываются штрафами. До 2017 года штрафы составляли: на граждан от 3 тыс.   до 5 тыс.

рублей, на должностных лиц от 30 тыс. до 50 тыс. рублей, юридических лиц от 800 тыс. рублей до 1 млн рублей. Что при существенной прибыли от добычи можно и не считать наказанием.

В 2017 году Госдума приняли изменения в статью 7.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях – теперь штрафы выросли в десятки раз: на граждан в размере от 200 тыс. до 500 тыс. рублей с конфискацией орудия совершения правонарушения, на должностных лиц – от   500 тыс.   до 800 тыс. рублей, на юридических лиц – от 10 млн до 60 млн рублей.

Закон об установлении уголовной ответственности за самовольную добычу и незаконный оборот янтаря, нефрита или иных полудрагоценных камней Госдума рассмотрела в первом чтении в конце июля этого года.

Повторное задержание за самовольную добычу будет наказываться штрафом до 1 млн рублей. Возможно и лишение свободы до двух лет со штрафом от 100 тыс. до 200 тыс.

рублей, а также обязательные, исправительные или принудительные работы.

В случае когда стоимость добытых камней превышает 1 млн рублей, штраф увеличивается до 2 млн рублей, а срок лишения свободы — до четырех лет со штрафом до 500 тыс. рублей.

Рост добычи

Бурятия является основным регионом по добыче нефрита – 90% этого редкого камня хранят заповедные земли. Всего в Бурятии разведано 16 месторождений нефрита, балансовые запасы которых составляют 23  тыс. тонн нефрита-сырца и 7 тыс.

тонн сортового нефрита. Нефрит разведан в пяти районах: Баунтовском, Муйском, Окинском, Закаменском и Тункинском районах.

В Тункинском районе добыча не ведется в связи с тем, что месторождение находится на территории Тункинского национального парка.

В Муйском и Баунтовском районах известно три месторождения белого нефрита, наиболее дефицитного в настоящее время. Из имеющихся на территории республики месторождений по качественным характеристикам лучшими являются Кавоктинское, Голюбинское и Оспинское. Считается, что лучший зеленый нефрит в мире добывается на Оспинском месторождении в Восточных Саянах, а белый — на Кавоктинском на Витиме.

15 организаций имеют лицензии на разведку и добычу нефрита. Объемы легальной добычи девяти лицензиатов ежегодно растут: в 2016 году было добыто 1 456 тонн, в 2018 – 2004 тонны. Такие данные предоставляет региональное Министерство природных ресурсов. Отметим, что спрос на нефрит возрастает, основным потребителем является Китай, где этот камень всегда считался драгоценным.

    Его даже называли императорским камнем. Возможно, нефрит в Китае стал символом власти и очень ценным минералом по двум причинам: был очень редким и редко находился на территории Китая, славился своей прочностью и износостойкостью. На протяжении тысяч лет изделия из нефрита имели особую ценность и значение.

Лучшие мастера ювелирного дела наносили на изделия из нефрита все более сложные рисунки или вырезали из этого минерала все более сложные фигуры. В наши дни он также пользуется большой популярностью. Являясь культовым камнем в странах Восточной Азии, нефрит имеет высокий спрос в Южной Корее и других странах этого региона.

По данным МИД России и ТПП Китая, ценовой диапазон сортового нефрита в Китае варьируется от $500 до $20 тыс. за килограмм.

Несмотря на значительный уровень поставок нефрита из Бурятии в Китай, на мировом рынке, который сосредоточен в Китае, основную долю занимает нефрит из Канады, Австралии и Тайваня. Нефритом не торгуют на биржах, поэтому цена на него растет медленно, но стабильно.

При этом на международных ярмарках стоимость этого сырья значительно ниже стоимости нефрита из Бурятии. Однако республика пока не пользуется этим преимуществом.

По данным Минэкономики РБ, общая сумма налогов, поступивших в консолидированный бюджет РБ за 2018 – 162,6 млн рублей.

Мария Гордеева

Источник: https://Ulanude.BezFormata.com/listnews/nefritovoe-bogatstvo-buryatii/78335006/

Тёмные грани бурятского нефрита

Какие нефриты есть в бурятии

Одним из самых экзотических и пока до конца не раскрытых природных богатств Бурятии является нефрит – как полагали в Древнем Китае, символ мудрости и вечности. Редакция «Байкал-Daily» выяснила мнение эксперта о современном состоянии отрасли добычи этого ценного минерала

Само название «нефрит» восходит к словам древнегреческого происхождения «nephros», которое значит «почка», и «lapis», то есть буквально «камень».

Нефрит – это разновидность минералов тремолит или актинолит, относится к силикатам сложного состава. Отличительная его особенность – твёрдость и вязкость. Из-за вязкой структуры нефрит трудно расколоть, он плохо поддаётся полировке, а некоторые сорта вообще невозможно отполировать.

Почему же этот минерал так ценят китайцы?

– Дело в том, что история Китая достаточно трагична, в ней было немало потрясений и катаклизмов.

Но китайцы твердо верят в магические и лечебные свойства нефрита и уважают его за твёрдость: изделиям не страшны падения, царапины, в отличие от того же мягкого и хрупкого серпентина, – отмечает кандидат геолого-минералогических наук, заведующий лабораторией Геологического института СО РАН Евгений Кислов.

– Да и полировка нефрита – на века, недаром же «почечный камень» является самым прочным поделочным материалом. Плотность нефрита очень высока, потому качественному нефриту по силам поцарапать стекло. Структуру нефрита можно сравнить с войлоком, но только очень мелким, практически неразличимым глазу. Скульптуры передаются из поколения в поколение, с лёгкостью переживая века.

В Россию нефрит пришёл только в XIX веке: тогда камень начали использовать для поделок, в том числе и для Императорского двора. В советское время изделия из нефрита, хоть и представляли ценность, но не пользовались популярностью в народе: вещи были дорогие, но не «первой необходимости».

Ценность нефрита резко возросла с началом перестройки в России и экономическими переменами в Китае: за камнем начали буквально охотиться, скупая всё подряд.

Доморощенные старатели начали добывать низкокачественный нефрит и даже нефритоподобные породы.

Все мы помним, как обстояли дела в сфере добычи этого минерала в 90-е – камень искали и перепродавали полукриминальные элементы, которые тоннами вывозили минерал непонятно куда, тут и там вспыхивали вооружённые потасовки.

Мощный толчок развитию отрасли добычи нефрита дала Олимпиада-2008 в Пекине – тогда олимпийские медали делали со вставками из нефрита, широко продавались различные сувениры. Хотя хозяева спортивных соревнований утверждали, что камень добыт в Цинхае, горной труднодоступной провинции, нельзя отрицать того, что часть сырья была ввезена из России.

В Бурятии до прихода Забайкальского горнорудного предприятия в Окинском районе занимались добычей «Байкалкварцсамоцветы», наследники бывших советских экспедиций, которые большую часть добытого и тогда и сейчас перерабатывают, «Сибирьгеология».

В Закаменском районе добычу вели «Каскад» и «МС-Холдинг», в Муйском районе – «Голюбе», и две компании в Баунтовском районе – это семейно-родовая община эвенков «Дылача» и буддийская община «Дхарма», которая и сейчас продолжает добывать минерал.

За исключением межрегионального холдинга «Байкалкварцсамоцветы», все эти компании трудно назвать крупными – у них небольшой штат работников, не так уж много оборотных средств. В основном, они занимались полукустарной добычей нефрита-сырца и его продажей, а не переработкой.

Потому им было не по силам противостоять «чёрным копателям», которые занимались добычей камня вне закона, причём в непосредственной близости от лицензированных компаний.

То есть, хотя лицензии выдавались, был налажен контроль за добычей, тем не менее, значительную часть найденного камня нельзя считать легальной.

Более-менее порядок в этой отрасли начали наводить лишь в 2013 году – на проблему обратил внимание президент Владимир Путин. Правоохранительные органы страны начали процесс декриминализации добычи камня. Тогда и заговорили о «промышленной, социально ответственной системе добычи и переработки нефрита в республике».

В те же годы началась выдача больших участков перспективных территорий крупным компаниям. Самые крупные по результатам конкурса достались Забайкальскому горнорудному предприятию (ЗГРП): участки «Баунтовский» 1 и 2 (площадь – почти 2 тыс. кв.

км), Кавоктинское месторождение, затем Окинский-2, «Русская нефритовая компания» получила участок «Окинский – 1».

Выигравшие конкурс компании не только взяли на себя дополнительные обязательства по предотвращению расхищений нефрита на этих территориях, но и начали проводить геологоразведочные работы по поиску новых месторождений.

И это имеет важный перспективный посыл: потенциал нынешних месторождений не такой уж большой, и запасы нефрита могут в скором времени истощиться.

А этого нельзя допустить: тогда в республике не будет разведанных запасов нефрита и добывать станет нечего.

В ЗГРП трудится немало жителей данного района и республики. Сотрудники говорят: зарплата начисляется строго «по-белому», имеется полный социальный пакет. В открытых источниках значится: в пик сезона добычи на ЗГРП ежегодно трудятся более 300 человек, а их средняя зарплата составляет свыше 100 тысяч рублей в месяц.

– Многие жители Баунтовского района, да и республики в целом, считают: ЗГРП буквально присвоила себе все недра и является монополистом. Это не совсем так, – считает Евгений Кислов.

– Добычей светлоокрашенного нефрита, который в Китае ценится больше, занимаются ещё четыре компании, и объём добытого минерала практически равен тому, что добывает ЗГРП.

За исключением одного нюанса: в Кавоктинском месторождении камень лучше по качеству.

В Окинском районе ЗГРП работает только третий год, притом, на тех месторождениях, которые до этого считались «неперспективными», доводя их потенциал до промышленного объёма.

К преимуществам компании стоит отнести и грамотно налаженную логистику: переработкой, продажей нефрита и изготовлением изделий на современном уровне занимается сотрудничающая с ЗГРП нефритовая фабрика «Ориентал-Вэй», что немаловажно для популяризации бурятского нефрита.

Конечно, инцидент в Россошино заставил вновь обратить внимание на протестные настроения среди местных жителей и проблему незаконной добычи нефрита.

Жители Россошино говорили, что их лишили мест охоты и рыбалки. Однако на деле выходит, что якобы рыбачили они в 180 км по тайге – на реке Ципа.

А река Ципа давно перелопачена «чёрными копателями» вдоль и поперёк в поисках очень ценного и супердорогого окатыша (который на порядок дороже скального нефрита, добываемого ЗГРП).

Поэтому река уже потеряла рыбохозяйственное значение – здесь, как говорится, «рыбы нет».

Неясна до конца и история с охотничьими угодьями местных жителей, на которых сельчан задерживали правоохранительные органы, базирующиеся на лицензионном участке ЗГРП.

Достоверно известно: на момент конкурса на участке «Баунтовский» 1 и 2 все охотничьи угодья по закону принадлежали СРО эвенков «Дылача», которая позже была ликвидирована по решению суда. То есть ни у кого из жителей Россошино сейчас нет прав на охотничьи наделы на территории ЗГРП.

Получается, местные ходили на участки ЗГРП воровать нефрит. В свою очередь, охрана предприятия не пускала этих людей, дабы пресечь незаконную добычу минерала.

Разгоревшимся конфликтом уже поспешили воспользоваться: кое-кому выгодно «заработать очки» в политическом плане.

Действительно, поймать волну недовольства жителей в связи с ужесточившимися законами – кажется, лучший способ перед осенними выборами, подогреть протестные настроения среди местных и использовать это в своих интересах.

Возможно, кому-то из влиятельных людей «наступили на хвост», закрыв брешь в охране, позволявшую воровать нефрит.

ЗГРП, конечно, трудно раскачать подобными вещами: предприятие крепко стоит на ногах, выделяет много денег и для района в целом, и для села Россошино, и для республики.

Данный инцидент, наоборот, послужил улучшению взаимопонимания: стороны сели за стол переговоров, получили возможность откровенно высказаться, выпустить пар. А ЗГРП сумело ещё более укрепить свои позиции не только среди местных властей, но и перед бурятским истеблишментом.

Источник – www.baikal-daily.ru

Источник: https://my-buryatia.ru/ekonomika-i-biznes/tyomnye-grani-buryatskogo-nefrita/

НефрологияОнлайн
Добавить комментарий